Исследования

Нереальные нормативы

РИА Рейтинг – 21 июл, Андрей Манько. В текущих экономических условиях все большее число экономических агентов интересуются состоянием банков. Безусловно, за свои деньги беспокоятся вкладчики, как юридические, так и физические лица, монетарные власти обеспокоены стабильностью финансовой системы, а сами банки ищут себе наиболее надежных контрагентов. В этой связи анализу финансовой отчетности банков уделяется все большее внимание, в частности таким важным аспектам как ликвидность. 

Эксперты РИА Рейтинг систематически исследуют ликвидность российских банков, как в индивидуальном порядке, так и всего массива банковской системы. В рамках анализа большое внимание уделяетcя нормативам ликвидности (Н2 и Н3), сравнение банков по которым без необходимых корректировок могут искажать картину. В частности, начиная с 1 февраля 2015 года, в банковской системе России резко выросли средние нормативы ликвидности. Если на 1 января 2015 года норматив мгновенной ликвидности был в среднем 67% (52-61% во втором полугодии 2014 года), то на 1 февраля уже 89%, а норматив Н3 за месяц вырос с 80% до 114% на 1 февраля 2015 года. Столь значительный рост мог бы свидетельствовать о радикальном улучшении состояния ликвидности у российских банков, но, увы, это не так – данный рост является бухгалтерским, что было связано с изменением методологии расчета нормативов ликвидности.

Обязательные нормативы становятся мягче

Данная история началась еще в 2008 году, когда Указанием ЦБР от 31 марта 2008 года № 1991-У в расчет нормативов ликвидности были введены показатели Овт* (код 8930, величина минимального совокупного остатка средств по счетам физических и юридических лиц (кроме кредитных организаций) до востребования и со сроком исполнения обязательств в ближайшие 30 календарных дней) и Овм* (код 8922, величина минимального совокупного остатка средств по счетам физических и юридических лиц (кроме кредитных организаций) до востребования), которые при расчете нормативов ликвидности вычитаются из обязательств (Овт и Овм соответственно). Данное нововведение фактически позволило банкам учитывать неснижаемый остаток по своим обязательствам, рассчитываемый специальным образом, в качестве фактора, уменьшающего обязательства (это уменьшает знаменатель при расчете нормативов ликвидности и соответственно увеличивает значения нормативов). 

Экономический смысл данного послабления вполне разумный – банки могут не учитывать часть обязательств при расчете нормативов, что позволят им в большей степени кредитовать клиентов за счет коротких средств. Такое регулятивное послабление строится на основе предположения, что большое число клиентов обеспечивает банку непрерывный поток денежных средств. И хотя каждый конкретный клиент может деньги в банке держать очень короткое время и вообще практически не ограничен в возможности забирать свои средства из банка, даже если они находятся на срочном депозите, это не обозначает, что все средства клиентов де-факто являются средствами до востребования, хотя де-юре – да. Таким образом, часть краткосрочных обязательств и средств до востребования (Овт* и Овм*) исключаются из общего объема обязательств. В конечном итоге способ расчета нормативов с учетом Овт* и Овм* позволяет банкам выполнять одну из своих важнейших экономических функций – удлинять деньги. То есть, привлекая короткие депозиты и средства на текущие и расчетные счета, банк может спокойно, не нарушая нормативов, выдавать длинные кредиты.

Изначально для расчета нормативов можно было учитывать лишь половину неснижаемых остатков, но с 2015 года (Указание Банка России от 16 декабря 2014 г. N 3490-У) неснижаемый остаток вычитается в полном объеме, что и привело к столь резкому росту нормативов ликвидности. Таким образом, по сути никаких радикальных изменений у российских банков с ликвидностью не произошло, однако выглядеть они стали лучше. 

Послабления для «избранных»

Как уже указывалось выше, такой подход к расчету нормативов является в целом оправданным. Конечно, можно спорить о деталях, но это не отменяет позитивного влияния данной регулятивной новации на кредитование. Однако для людей, анализирующих банки, данный факт ставит дополнительные барьеры к пониманию, что же на самом деле происходит с ликвидностью у того или иного конкретного банка.

Начнем с того, что применение данного послабления отдано всецело на откуп самим банкам. То есть банк самостоятельно принимает решение о расчете неснижаемых остатков и соответственно оптимизированном расчете нормативов ликвидности. Это приводит к тому, что лишь 200 банков из 750 считают и используют в расчетах Овт* и Овм*, а остальные 550 считают нормативы ликвидности по старинке. Таким образом, сравнивая нормативы двух разных банков, можно столкнуться с проблемой, что сравниваются абсолютно разные показатели – у одного банка значение норматива со значительным послаблением, а у другого нет.

Соответственно для сопоставимости необходимо корректировать нормативы ликвидности у тех банков, которые пользуются данным послаблением. Эксперты РИА Рейтинг рассчитали значения скорректированных нормативов ликвидности у российских банков и подготовили на основе этих расчетов рэнкинг.

Согласно рэнкингу, на 1 июня в России были 6 банков со скорректированным показателем мгновенной ликвидности меньше 20%, при этом норматив мгновенной ликвидности (с учетом послаблений) менее 20% был только у 2-х банков. С текущей ликвидностью разница между скорректированными показателями и официальными нормативами еще больше, например, лишь 3 банка на 1 июня имели официальный норматив текущей ликвидности менее 50%, а скорректированный показатель, без учета послаблений – 21 банк, в том числе и ряд крупных кредитных организаций (например, два банка из Группы ВТБ).

В целом на последнюю отчетную дату 34 банков характеризовались низким скорректированным показателем текущей ликвидности (менее 55%), а 35 – мгновенной ликвидности (менее 30%). При этом 12 банков имели низкие значения одновременно по двум показателям.

На 1 июня текущего года наименьшее значение показателя скорректированной мгновенной ликвидности наблюдалось у Связного Банка – 11.9% (Н2 – 29%), также низкие показатели мгновенной ликвидности были у РосЕвроБанка (15.4% против Н2 65.1% на 1 июня) и Банк ВТБ (15.5% против Н2 24.5%). 

Согласно результатам исследования, в целом использование в расчетах нормативов неснижаемых остатков позволяет банкам увеличить норматив текущей ликвидности в среднем в 1.9 раза, а норматив мгновенной ликвидности в 2.2 раза. Таким образом, масштаб искажающей корректировки достаточно большой.

Несмотря на заметные выигрыши от использования в расчетах обязательных нормативов неснижаемых остатков средств клиентов это не становится сильно популярным со временем. Причем расширение послаблений в 2015 году ни как на этот процесс не повлияло. Кроме того, можно было бы ожидать от банков всплеска интереса к бухгалтерскому повышению своих нормативов в острую фазу кризиса, однако данная гипотеза также не нашла подтверждения. В последние 12 месяцев в России стабильно 200 банков (+/-10) считают и используют неснижаемые остатки средств клиентов, то есть рассчитывают нормативы с учетом послаблений.

Настоящий рэнкинг не является базой для однозначных выводов о надежности и (или) финансовой устойчивости банков, входящих в рэнкинг. Рейтинговое агентство «РИА Рейтинг» не несет никакой ответственности за последствия любых интерпретаций настоящего рэнкинг и принятых на его основе решений.

Рэнкинг банков по скорректированным показателям ликвидности на 1 июня 2015 года в pdf-формате >>