Исследования

Нефть достигла потолка

Все материалы по теме: Ежеквартальный бюллетень "Нефтегазовый комплекс"

РИА Рейтинг - 21 мая По итогам I квартала 2013 года добыча нефти в России сократилась на 0.1% до 128.2 млн тонн. Эксперты РИА Рейтинг надеются, что по итогам года в отрасли все же будет зафиксирован рост, но небольшой – на единицы десятых долей процента. Это все, что сейчас может дать нефтянка. Даже недавние 1-2% прироста в год теперь уже кажутся роскошью. В 2014 году и вовсе может произойти спад добычи.

В последние три-четыре года положительная динамика в отрасли обеспечивалась исключительно восточно-сибирскими месторождениями – в большей степени Ванкорским в Красноярском крае, в меньшей степени – Верхнечонским в Иркутской области и Талаканским в Якутии. Добыча на этих месторождениях еще не достигла пиковых значений, но уже близка к тому.

При этом главный нефтедобывающий регион страны Ханты-Мансийский АО-Югра продолжает сокращать добычу. По итогам первого квартала 2013 года спад добычи в регионе составил 2.7%. Этот процесс приобретает все более и более необратимый характер. Во всяком случае, в разрабатываемой «Энергетической стратегии Югры до 2030 года» предусматривается, что за этот период ежегодная добыча нефти в округе сократится с нынешнего уровня в 260 млн тонн до 222 млн тонн «по оптимистическому сценарию» или до 196 млн тонн «по наиболее вероятному сценарию».

Труб много, но заполнить их нечем

В прошлом году Россия закончила два крупных нефтепроводных проекта: БТС-2 с конечной точкой в балтийском порту Усть-Луга и ВСТО-2 с выходом к терминалу в дальневосточном Козьмино. Экспортные возможности расширены как на западном, так и на восточном направлениях. При этом Китай чуть ли не умоляет Россию увеличивать поставки нефти сверх тех транспортных возможностей, которые сейчас имеются. В Европе, несмотря на кризис, заметного ослабления интереса к российской нефти также не наблюдается.

Таким образом, спрос на российскую нефть в перспективе есть. Но нет возможностей для его удовлетворения. Нефтяные компании буквально разрываются надвое. Недавно ЛУКОЙЛ заявил, что тоже хочет поставлять свою нефть по ВСТО-2, хотя он не ведет добычу в Восточной Сибири. Получается эффект короткого одеяла: голову накроешь – ноги мерзнут, ноги накроешь – голова стынет. Ведь помимо экспорта еще существует немаленький внутренний рынок.

До 2020 года предполагается ввести в эксплуатацию несколько новых месторождений. Все они обнаружены и разведаны во времена СССР. Самое крупное из них по запасам меньше Ванкорского. Ничего больше за последние годы российская геологоразведка не предложила. То есть, если ничего не менять в отрасли и оставить все, как есть, в лучшем случае добыча нефти будет колебаться в ближайшее десятилетие на уровне 500-515 млн тонн, а после 2030 года и вовсе может свалиться в штопор.

За это время американцы рассчитывают стать крупнейшей нефтедобывающей страной мира. Во всяком случае, об этом не раз заявляло Минэнерго США. Добыча сланцевой нефти здесь растет очень быстро уже несколько лет. Пока экспорт ее за пределы страны затруднен из-за сложности с получением разрешения в правительстве, но, надо полагать, Белый Дом все же согласится открыть порты для вывоза американской нефти за океан. И тогда о блестящих перспективах набирающей популярность нефти Espo можно будет забыть.

На самом деле нефть в России есть и много. О Баженовской свите написано уже достаточно много, и повторяться вряд ли следует. Помимо нее есть и другие перспективные направления, но на их разработку необходимы многомиллиардные затраты. Нефтяные компании вроде бы не против того, чтобы вкладывать свои средства, но они требуют помощи от правительства в виде льгот и налоговых послаблений. В какой-то мере их требования оправданы, и даже не в какой-то мере, а в очень большой мере, потому что без льгот освоение новых месторождений экономически не выгодно.

Однако понятие льгот в отношении самой богатой отрасли не находит понимания в обществе.

Подайте на бедность миллиардеру

Нефтегазодобыча уже много лет является дойной коровой российского (а до того, и советского) бюджета. Причем отношение к этой корове у нас такое, словно вымя у нее резиновое. Это устойчивое мнение сложилось на всех уровнях общества – от верхов до самых низов.

Верхи – по крайней мере, на федеральном уровне – тщетно пытаются диверсифицировать экономику, говорят об инновациях и модернизации, но кажется, что даже они пока не воспринимают эти слова всерьез. В любом случае плоды модернизации пока только виртуальные, а нефть и газ приносят реальные доходы уже давно, и еще долго будут приносить. Поэтому, когда нужно выполнять предвыборные обещания, то уповают верхи не на модернизацию, а на нефтедобытчиков и вопрос, где взять денег, решается обычными фискальными методами.

В нижних слоях общества эти действия правительства воспринимаются как «справедливый грабеж награбленного» и поэтому единодушно одобряются. При этом никто не отдает себе отчета в том, что дойную корову можно задоить до смерти не дождавшись ни инноваций, ни модернизации, ни диверсификации.

Избавление экономики от нефтяной зависимости не означает, что нужно добровольно отказаться от своего природного преимущества. В конце концов, лучше быть зависимым от своей нефти, чем от чужой.

Несколько цифр в оправдание нефтяников

Между тем, доходная база нефтяников не так велика, как может показаться.

В 2012 году средняя цена нефти Urals составила немногим более $110 за баррель, то есть очень неплохая цена. При этом, по оценке экспертов РИА Рейтинг, после вычета только двух налогов – экспортной пошлины и НДПИ, от этой цифры остается $32.5. Но ведь на этих двух налогах расходы нефтяных компаний не кончаются. Есть еще налог на прибыль, налог на имущество, выплаты по социальному страхованию. Кроме того, следует учитывать себестоимость добычи, которая постоянно растет, потому что растут зарплаты, цены на материалы, тарифы на электроэнергию и прочее. Плюс транспортировка по железной дороге или трубопроводу, которая также в разных случаях разная, но всегда ощутимая.

При этом цена нефти уже не растет. В среднем за 2012 год она выросла всего на 1%, в I квартале текущего года снизилась на 5%. Вместе с тем и экспортная пошлина и НДПИ продолжают расти. То есть доходная база постоянно сужается, а условия деятельности усложняются, так как для поддержания добычи на старых месторождениях или для освоения новых нужно увеличивать расходы, причем существенно.

Таким образом, мнение обывателя о том, что нефтедобывающие компании являются бездонной бочкой для наполнения бюджета ошибочно. Дно уже близко.

Конечно, многие могут возразить, что собственники нефтяных компаний получают совсем немалые дивиденды, и если уж они так обеспокоены состоянием отрасли, то могли бы эти дивиденды направлять на дальнейшее развитие своих компаний, а не на покупку яхт. Возражение вполне справедливое, но его нужно адресовать частным лицам, а не всей отрасли, которая, в каком бы виде она не существовала, является национальной кормилицей. 

Здесь важно понять две вещи. Во-первых, в помощи нуждаются не отдельные физические лица, владеющие отдельными компаниями, а вся отрасль. Во-вторых, принимать какое-то решение нужно уже сейчас иначе может повториться ситуация со сланцевым газом.

Один пример для подражания

Не так давно в СМИ появилось сообщение со ссылкой на британскую ассоциацию Oil&Gas UK о небывалом росте интереса инвесторов к нефтегазовому сектору Северного моря. По данным ассоциации, в 2013 году инвестиции в месторождения к северо-востоку от береговой линии Шотландии должны составить около $20 млрд. К 2017 году добыча в этом регионе должна составить около 2 млн баррелей в день, тогда как сейчас она составляет менее 1 млн баррелей в день. То есть за три ближайших года Британия собирается увеличить добычу на 50 млн тонн. Причем рост наблюдается уже сейчас. В I квартале 2013 года добыча нефти в Великобритании составила 0.95 млн баррелей в день, что на 6.7% больше, чем в IV квартале прошлого года.

Таким образом, мы наблюдаем удивительное возрождение региона, который с точки зрения нефтедобычи уже давно причислен к вымирающему.

Резкий рост интереса инвесторов не связан с новыми геологическими открытиями или технологическим прорывом, как это было в США. Он полностью простимулирован британским правительством. Всего-навсего, в прошлом году в стране были введены налоговые каникулы на новые нефтегазовые месторождения на шельфе.

В России в прошлом году также была одобрена льготная экспортная пошлина на трудноизвлекаемую нефть (10% от базовой ставки). Однако существенного роста оптимизма у нефтяных компаний эта мера не вызвала. Напрашивается два вывода. Первый вывод – заелись. Второй – правительству надо действовать еще решительнее. Если же оно не может пойти на более существенные жертвы, то остается единственный выход – насильственное и полное отчуждение доходов у бенефициариев с последующим реинвестированием в разработку. Но, это, как сказал известный киногерой, не наш метод.

Подробный анализ тенденций, складывающихся в нефтегазодобывающей отрасли, а также в нефтепереработке в I квартале 2013 года, Вы сможете найти в бюллетене «Нефтегазовая и нефтеперерабатывающая промышленность: тенденции и прогнозы. Итоги января-марта 2013года», подготовленном экспертами Рейтингового агентства «РИА Рейтинг».